Умка: "А где у вас тут дорога в рай?"



Умка на Броневичке - это вам не медведи на велосипеде. Ее июльские концерты в Таллинне и Нарве, первые за много-много лет, по форме напоминали старые добрые квартирники, а по содержанию - били наповал любого, кто неравнодушен к рок-музыке и терпеть не может рок-лицемерия.

Николай Караев
nikolain@dzd.ee


Умку можно охарактеризовать по-всякому (вплоть до "королевы российского рок-андеграунда", что с медиа-колокольни, наверное, правда, а с колокольни здравого смысла - явная глупость: какие у андеграунда королевы?), но лучше нее самой не скажешь:

Я не знаю, что такое Кама-сутра
Я не знаю, что такое Кали-юга
Я не знаю, что такое Ясунари Кавабата
И в биографии Кобейна разбираюсь слабовато
Я не Нани Брегвадзе
Я - камикадзе
Я не Тимоти Лири
Я - харакири
Точнее, я - самурай
А где у вас тут дорога в рай?


А еще она - переводчик Керуака, хиппи и автор незабвенного "Автостопного блюза" ("Застопишь "Колхиду" в городе Нарве - и, не доезжая до Кохтла-Ярве, взгляни на карту, взгляни на карту, сверни на Тарту..."). Диски Умки, как правило, невозможно купить в магазине, зато можно, если повезет, бесплатно получить на концерте. Группа "Умка и Броневичок" выпадает из любых форматов, зато поет о чем хочет, и не занимается промышленным промоушеном и прочей околомузыкальной ересью. Песни Умки не крутят по радио, зато многие из них можно бесплатно скачать с ее сайта umka.ru - и в народе их слушают никак не меньше БГ или Шевчука.

"Ну так мы же уникальные ребята, - улыбается Умка. - Мы прежде всего доставляем удовольствие себе, а потом - другим, и не хотим, чтобы музыка превращалась в работу. Пусть это будет взаимный высокий кайф - такой сильный, чтобы без него жить было нельзя".

Слова? Да пошли они к черту!

- Когда и как вас накрыл рок-н-ролл?


- Когда у человека дома появляются рок-н-ролльные пластинки, тогда его и накрывает рок-н-ролл. Во всяком случае, раньше так было. У меня это случилось в 1978-м, наверное, году. А потом я совсем перестала заниматься филологией, перестала в институт ходить, стала везде шляться, очень много ездить автостопом... У меня как раз тогда ребенок подрос, я его сдала в детский сад, у меня стало больше времени для себя. Я стала песни сочинять.

- То ли оттого, что вы филолог, то ли еще отчего вы насыщаете свои песни огромным количеством аллюзий...

- Это вообще-то постмодернизм. Как бы. У меня так устроена голова: в районе затылка располагается небольшая библиотека, из нее самопроизвольно выскакивают цитаты - и насыщают нашу повседневную жизнь. Таким полуироническим образом из них слагается образ мысли конкретного человека. А как устроен образ мыслей, так устроен и художественный выброс. Но это неважно, ловит человек кирпичики-топорики или нет. У меня со словами короткие взаимоотношения, и я отношусь к ним довольно наплевательски. Когда мне на электрическом концерте кричат: "Не слышно слов!" - я говорю: "Пошли они к черту!" Сделай вид, что ты пришел на концерт американской группы! Главное, чтобы я знала, что я пою нечто осмысленное. Даже в стихах часто важны не слова, а убедительность интонации. Вот Боб Дилан: все говорят, что для того, чтобы любить Дилана, надо понимать слова. Ни черта подобного. У него и на пластинках, и на живых концертах важнее не то, что он бормочет, а то, что он убежден, что это имеет смысл. Некий умственный драйв - кроме музыкального, который есть, безусловно.

- В свое время вы взялись переводить битника Джека Керуака. Битники настигли Россию только в начале 1990-х. Не слишком поздно?

- Да нормально... А какая разница? У нас совершенно другие пути. Все настигает нас гораздо позже. Для неохиппи, которые ходят на мои концерты, Керуак, Кен Кизи и вся эта компания - это культовые фигуры. И это правильно, эти ребята больше похожи на первых американских хиппи, чем мы были похожи. Играешь акустический концерт в новосибирском академгородке - и полное ощущение, что ты попал в Беркли, в 1965 год. Везде есть свои пригорки и ручейки. Они не тусуются так, как мы тусовались, у них нет времени сидеть на асфальте, и за длинные волосы их никто не гоняет. Особенно не перед кем им выпендриваться. Все иначе - и жестче, и возможностей у них больше. У них есть психоделики, которых не было у нас. Они не торчат так страшно, как торчали в те времена, не бухают так страшно. Они не такие экстремальные, они более книжные ребята. Движение ушло в Интернет, в интеллектуальные тусовки...

- У Кена Кизи в "Гаражной распродаже" есть чудесное про революцию: "Революция - это не когда ты дерешься с кем-то, революция - это когда ты не принимаешь бой и тем самым не даешь им себя сломать..."

- Молодец Кен Кизи. Для меня, как и для всякого советского человека, "революция" - это когда одни люди гандошат других из меркантильных соображений. А "цветочная революция" - это антиреволюция. Человек отказывается от дерьма, которое ему навязывает общество потребления. Он может принимать какие-то блага, которые это общество дает, но ишачить ради получения этих благ он отказывается. Это правильный способ сопротивления. И не за что человека схватить.

Зачем строить небоскребы на болоте?

- Сейчас у такого сопротивления есть какие-то шансы?


- А мы так и живем. Как и все люди, близкие нам, пытаемся объяснить молодым людям, что вовсе не обязательно класть голову на то, чтобы покупать "бентли" и ездить на Канары. Или покупать маунтин-байк и ездить - куда они все ездят? Я даже не знаю.

- Впечатление такое, что почти все люди, которые придерживаются этой идеологии, отягощены советским прошлым. А людей, которые пришли к ней, начав с чистого листа в девяностые...

- Полно таких людей. Только их мало кто знает. Они выросли уже в осознании того, что должны куда-то пробиться, засветиться, раскрутиться и так далее. И вместо того, чтобы честно делать то, что им Бог послал и велел, они пытаются каким-то образом подстроиться под все эти радиоформаты. Сейчас, к счастью, ситуация немножко расшаталась, появилось интернет-радио, много сетевых возможностей - а Интернет не подомнешь, он всегда найдет лазейку и выкрутится. В данном случае новая технология работает на нас.

- Вы упомянули про психоделики. Это все-таки наркотики...

- Психоделики не имеют отношения к наркотикам. Если бы люди, которые что-то у нас запрещают или разрешают, изучали медицину, они, прежде всего, запретили бы табак и водку. Я хочу подчеркнуть: я не пропагандирую ничего, не выступаю ни "за", ни "против". Я сейчас практически на чистяке и позволяю себе только рюмку коньяка. Если рюмку коньяка выпивать раз в два месяца, она тоже будет психоделическим веществом.

- Недавно в интервью "ДД" Юрий Шевчук сказал, что Борис Гребенщиков спрятался в норку и не хочет выходить, чтобы строить гражданское общество. У вас, я думаю, есть своя точка зрения на современный российский рок...

- Не могу ничего сказать ни про Шевчука, ни про БГ. А вообще, мне кажется, что в нынешних условиях куда умнее спрятаться в норку и не пытаться построить гражданское общество там, где его построить невозможно. Зачем это нужно - строить небоскребы на болоте? Там надо строить маленькие деревянные домики, а еще лучше - оттуда свалить и строить не на болоте. Но зачем человек, который залез в норку, приходит получать государственные награды? Вот что меня поражает. Залезь ты в норку, я тебя буду уважать. Зачем ты подачки от них принимаешь? Я сейчас переводила очередное интервью Кита Ричардса, его там спросили: как вы относитесь к тому, что Мик Джаггер стал сэром? "Я думал, он умнее, - говорит Ричардс. - Все-таки Лондонская школа экономики, мог бы и отказаться от такой подачки..."

- Наверное, есть и музыканты, которые не изменили себе.

- Да, конечно. Саша Чернецкий и группа "Разные Люди". Дима "Черный Лукич". Мы с ними дружим, иногда вместе выступаем.

- А из западных - кто для вас "маяки"?

- Дилан. Игги Поп. Роджер Уотерс. "Rolling Stones". Патти Смит. Леонард Коэн. Лу Рид - хороший, но зачем выступать с детским хором и скрипичным оркестром? Ну вот. Старики жгут, молодцы. А "гаражный мейнстрим" во главе с "White Stripes" энд кампани - они же все на одно лицо. Видно, что они хотят быть как взрослые дядьки, но ничего у них не выйдет, потому что они безнадежно вторичные и очень приличные ребята. Поэтому и оказались в такой глубокой... ситуации.

***

Справка "ДД":

Анна Герасимова родилась в 1961 году в Москве. Окончила Литературный институт, защитила диссертацию "Смешное в творчестве обэриутов". Опубликовала ряд переводов литовской поэзии и переводы романов Джека Керуака.

С 1985 года выступает под псевдонимом Умка как рок-музыкант. Во второй половине 1980-х годов песни Умки ("Автостопный блюз", "Стеклянная рыбка", "Господа пункера"...) стали частью фольклора советских хиппи. В конце 1980-х отходит от рок-музыки и возвращается к ней в 1995 году.

К настоящему времени группа "Умка и Броневичок" (с 2005 года "Умка и Броневик") выпустила более двух десятков альбомов.

***

Умка

ПРО БЫКОВ


Здесь только серая трава
Живет под вечными снегами
Здесь только неба синева
И солнце бегает кругами
Сюда до нас с тобой
Не долетают даже комары
Не торопись, друг мой
Мы постепенно спустимся с горы

В долине шум и гам
В долине пахнет керосином
Кричат: куплю-продам
Свинью пленяют апельсином
И песня жареных цыплят
Доносится из радионоры
Не торопись, мой брат
Мы постепенно спустимся с горы

В долине стольный град
Стоит макет тельца златого
Вокруг него стоят
Коленопреклоненные коровы
Толпа упитанных телят
Зубрит послушно правила игры
Не торопись, мой брат
Мы постепенно спустимся с горы

А впрочем, на х*й нам
Коровник, птичник и свинарник
Весь этот шум и гам
И праздник денежно-товарных
Мы не быки с тобой
Чтоб трахать население дыры
Не торопись, друг мой
Мы никогда не спустимся с горы

Фото: Сергей Трофимов



http://dzd.ee/